Миссия

В России (по данным за 2010—2011 годы):

  • 145 коррекционных детских домов и 207 интернатов для детей с ограниченными возможностями;
  • Зарегистрировано психических расстройств у детей от 0 до 14 лет — около 700 тысяч;
  • Умственная отсталость диагностирована у более чем 166 тысяч детей (точной статистики по диагнозам не существует);
  • Ежегодно в России рождается около 2,5 тысяч детей с синдромом Дауна. От 85 процентов этих детей родители отказываются, оставляя их в интернатах. Часто это рекомендуют медицинские работники. Для сравнения, — в США число отказов от таких детей менее 1%, в Скандинавии таких случаев не зарегистрировано;
  • В мире — 6 миллионов аутистов; в Центральной России — более 300 тыс. детей с похожими диагнозами; однако часто у нас вместо аутизма записывают в карту умственное отставание или шизофрению. Для справки: около 80 процентов работников компании «Майкрософт» — аутисты, сам Билл Гейтс имеет диагноз синдром Аспергера (легкая стадия аутизма);
  • Из 20 000 работников общеобразовательных школ-интернатов только 745 педагогов для классов, где учатся дети с ограниченными возможностями
  • Бюджетные средства, выделяемые на содержание коррекционных интернатов, — менее 35 миллионов рублей в год.

Сегодня те, у кого есть серьезные проблемы со здоровьем, в сущности, «за бортом» жизни: медицинские учреждения, где лечат пациентов, которым требуется длительная и тяжелая реабилитация, финансируются государством по остаточному принципу. А ведь это касается мест, чьи обитатели более других нуждаются в помощи, заботе, терпении, и, естественно, средствах. Может быть, многие думают, что эти люди — лишние. Балласт. А они просто ДРУГИЕ. И нельзя лишать их шанса стать такими же членами общества, как мы.

Мы хотим попытаться доказать: ДРУГИЕ дети могут быть такими же, как остальные. Да, для этого нужно больше усилий. Да, для этого нужно больше средств. Но это НЕ НЕВОЗМОЖНО. А значит, кто-то просто должен захотеть заняться этим.

Мы — хотим.

Чего мы хотим

  • Наш логотип — поднятая вверх детская ладошка. Это — призыв: заметь меня, мне нужна помощь. Мы хотим, чтобы неравнодушные, — те, кто не проходит мимо чужой беды, — смогли помочь тем, кто в помощи нуждается. Адресно и по существу, самым необходимым.
  • Мы помогаем детям просто потому, что мы можем. У нас, конечно, нет возможности спасти весь мир и откликнуться на все просьбы. Но мы будем стараться.
  • У нас есть несколько важных задач.
    • Первая: показать, что дети с особенностями развития могут быть успешно интегрированы в общество. Просто их адаптацией к нормальной жизни нужно заниматься.
    • Вторая: попытаться скоординировать, свести между собой тех, кому помощь нужна, и тех, кто готов ее оказать.

Все это невозможно без привлечения общественного внимания к проблемам «других» детей; этим мы будем заниматься тоже, рассказывая обо всем, что делаем и что получается.

Мы помогаем

  • Омофоровская специальная (коррекционная) школа-интернат VIII вида в Собинском районе Владимирской области (обучается 105 детей)
  • Детское отделение областной психиатрической больницы г. Владимира (50 мест)
  • Детский приют при Свято-Покровском женском монастыре г. Суздаля (8 девочек)

Почему именно эти дети? Единственный ответ — так вышло; мы их заметили, мы начали помогать. Нашли сочувствие и поддержку директора интерната, врачей, настоятельницы монастыря. И поняли, что, во-первых, нуждами детей можно заниматься очень долго (слишком многого они лишены), а во-вторых, обстоятельства складываются таким образом, что здесь можно реализовать все задуманное, сделать некие «идеальные модели» для будущего.

Конечно, мы будем решать насущные нужды вроде протекающих крыш, сломанной мебели, нехватки лекарств и игрушек (мы уже отремонтировали крышу, подарили детям новогодние подарки — каждому то, что хотел; подарили автомобиль). Но основная цель — дать этим детям по максимуму того, чего они лишены (или полностью, или частично). Любви, внимания и помощи.

Мы планируем:

  • привлекать к обучению с целью будущей интеграции детей в «нормальное» общество лучших педагогов и психологов;
  • выбирать (с помощью профессионального тестирования) и применять методики лечения и адаптации индивидуально по каждому ребенку;
  • расширять границы жизни этих детей: приглашением лучших артистов, художников, музыкантов; проведением занятий и мастер-классов, лекций и открытых уроков, а также праздников; поездками и экскурсиями по России и миру;
  • внедрять образовательные программы, адаптированные специально для этих детей;
  • организовывать дистанционное обучение для тех, кто не может посещать школу;
  • использовать новейшие реабилитационные методики (физическая и психологическая реабилитация, современное оборудование и т.д.);
  • учить их профессиям, которые позволят им по достижению совершеннолетия зарабатывать на жизнь;
  • помогать развиваться и совершенствоваться профессионально работникам детских учреждений (врачам, педагогам, психологам);
  • оказывать «обучающую» и материальную помощь родителям — чтобы они могли квалифицированно помогать своим детям;
  • и все остальное, что нужно, чтобы дети не чувствовали себя ДРУГИМИ. Чужими.

Нам очень нужна ваша помощь.

Мы, в свою очередь, можем гарантировать доскональную индивидуальную проверку каждого случая обращения в фонд, целевое использование средств и прозрачную отчетность.

Нам непросто

Потому что в нашей стране не любят «длинных денег», долгосрочных вложений, действие которых нельзя оценить здесь и сейчас. Сделать операцию больному ребенку, купить лекарства, оплатить лечение, отремонтировать игровую, — в таких случаях результат налицо.

Мы ставим перед собой более отдаленные цели. Мы хотим, чтобы в стране — везде, где необходимо, а не только в столице и миллионных городах, — существовала система, позволяющая адекватно, планомерно и успешно лечить детей с особенностями развития, учить их — во всех смыслах (образование, профессия, просто жизненные навыки), помогать им стать полноценными членами общества. Того общества, которое их пока не замечает. Общество должно усвоить: этих детей не нужно прятать за стенами интернатов; они должны жить в семьях, жить рядом с нами.

А значит, надо менять и общественное отношение к таким детям.

И помогать педагогам и врачам осваивать новые, перспективные методики.

И перенимать зарубежный опыт и опыт наших энтузиастов.

Задачи глобальные, решить их быстро не получится.

Но мы все-таки надеемся, что нам будут помогать. Те, кто понимает, что будущее нужно строить уже сейчас. Что эти дети — наше будущее.